October 9th, 2020

geoduck

Oysters from Hama Hama farm

36x Hama Hama Pacific oyster
36x Blue Pool Pacific oyster
Hamma Hamma Delta, Hood Canal, WA
Species: Pacific Oyster (Crassostrea gigas)

Джейкобсен в своей первой книге пишет, что Hamma Hamma means "stinky, stinky" in the parlance of the local Skokomish tribe, which named the river for its propensity to reek with the carcasses of decaying salmon each fall. Впрочем, есть и другие версии происхождения названия этой реки длиной всего 18 миль, начинающейся на высоте около шести тысяч футов. Не знаю уж почему, но производитель решил ограничиться одной буквой "м" в названии своих устриц. Красиво там у них, конечно.


У Hama Hama (слева) довольно крупные и тяжёлые серо-зелёные с коричневыми вкраплениями раковины неправильной чашеобразной формы, с многочисленными наростами и "кольцами". Выглядят, как дикие, выращиваются на дне речной дельты. Очень просто вскрываются. Мясистые, заметно солёные, минеральные, с отчётливыми нотками свежих огурцов. Весьма выразительный, мощный вкус, хотя и без особенных изысков.

Blue Pool (справа) выращиваются более цивилизованным способом в какой-то сотне ярдов от Hama Hama. У них красивые, гладкие и симметричные раковины коричневого цвета с чёрными и зелёными оттенками, складывающимися в симпатичные узоры, небольшого размера и чашеобразной формы. Не такие прочные и увесистые, как у Hama Hama. Несколько менее солёные, во вкусе также суп мисо, а кроме огуречных есть и дынные нотки. Изящные, совершенно замечательные устрицы!

Collapse )
foster city

Harry Crews — The Gospel Singer (1968)



Городок Энигма, штат Джорджия. Чёрный парень убил белую девушку ножом для колки льда, её тело выставлено для прощания в похоронном доме. Владельцу надоело отвечать на вопросы заходящих, и он выставил в окне записку следующего содержания: Miss MaryBell Carter — icepick stabed by the nigger 61 time raped 1 time probly more. Так начинается дебютный роман Гарри Крюса. По стечению обстоятельств в родные места заезжает уроженец Энигмы по прозвищу Певец Госпелов. Здесь он не просто популярен, а буквально идолизирован несчастными обитателями окрестностей, ждущими от него исцелений и прочих чудес. Народ впадает в религиозный экстаз, на этом фоне вскрывается интересная линия взаимоотношений Певца и МэриБелл, ну и заканчивается, разумеется, всё очень плохо. Весьма радуют отдельные второстепенные персонажи и связанные с ними сюжетные ходы, так, например, исключительно доставляет общение брата Певца с цирковым уродцем, называемым в тот момент просто the Thing. Впечатляющая работа автора, мощная и запоминающаяся, хотя шокирующая всё же не так сильно, как Змеиный Праздник.

Пэйпербек марта 1969 года, первое издание Dell.