May 20th, 2011

foster city

Poit Dhubh 8YO tasting notes

Poit Dhubh 8YO Pràban na Linne 70cl 43% ABV
Blended malt

Bottled 19.10.2006 (согласно контрэтикетке импортёра)
Название произносится "Поч Гу", что означает "чёрный куб" (то есть нелегальный перегонный, разумеется)
Барная дегустация

VATTED_POI1

Цвет: янтарный.
Аромат: карамель, ваниль, корица. Орехи, стирательная резинка, горчица. Яблоко, яблочный уксус, персик, выпечка, виноград. В отдалении дымок и море. Солодово-хлебные ноты.
Вкус: яблоки, карамель, зелёный острый стручковый перец... ух, весьма острый! Солёный, терпкий и вяжущий, дубовый.
Послевкусие: больше дерева, яблочное, перечные волны продолжаются, напоминая талискеровские. Кофейно-шоколадное, солодовое.
Оценка: 8 ¼. Почти хорошо. +1+1+1.

Вывод: почти хорошо, даже практически хорошо. Верю в то, что в замесе есть Талискер, а что же тут есть ещё? Похоже на изрядное количество неплохих спейсайдских спиртов. В любом случае, компания с острова Скай сделала симпатичный молодой смешанный молт, весьма питкий и интересный.
wormtub

Jimmy "Duck" Holmes — Gonna Get Old Someday (2008) @@@@@



Традиционный блюз имеет заметные географические отличия,  подразделяясь на миссисипский, пьемонтский, техасский... при этом и в миссисипском существуют примечательные вариации. Городок Бентония с населением в несколько сотен жителей удостоился исследователями звания столицы регионального стиля, бентонийского блюза. Всё началось во времена Первой Мировой войны, когда выходец из этого населённого пункта встретился во Франции с двумя багамскими гитаристами, продемонстрировавшими ему необычный инструментальный строй, знание о котором он привёз домой и распространил среди местных музыкантов. Так, утверждается, родился бентонийский блюз. Помимо часто используемого гитарного строя E-B-E-G-B-E он характеризуется фальцетным пением, передающим слушателю воистину необычное и мистическое ощущение.

Большинство существующих записей музыкантов Бентонии входит в золотой фонд традиционного блюза. Первым известным бентонийским блюзменом стал Скип Джеймс, дебютные пластинки которого были выпущены уже в начале тридцатых. В шестидесятые смену принял Джек Оуэнс, после смерти которого хранителем традиции стал Джимми Холмс. С 2006 года он выпустил три альбома на лейбле Broke & Hungry Records, принимал участие в национальных телепрограммах и множестве музыкальных фестивалей. На волне популярности подсуетился и лейбл Фэт Поссум, откопав записи 2003 года, сделанные ещё до того, как Джимми стал широко известен любителям блюза. И эти записи что надо! Очень чистая и звучная гитарная акустика, на нескольких треках гармошка Бада Спайрза и перкуссия Кэлвина Джексона. Потрясающе передан "эффект присутствия", прямо-таки создаётся ощущение, что Джимми играет рядом в комнате. Несмотря на общую минорность и повторяемость, это невероятно эмоциональная, проникновенная и заряжающая энергией музыка.

Смотрю на свои полсотни дисков лейбла Fat Possum и прихожу к выводу, что если убрать старые, архивные записи, то это их самый лучший релиз. Шикарный подарок для любителей акустического блюза.
foster city

Кен Кизи — Порою блажь великая (1964)



Эпическая многостраничная сага об упорстве и упрямстве, разворачивающаяся на орегонской земле. На фоне внешнего конфликта лесорубов Стэмперов с профсоюзом развивается и внутренний, семейный. Крайне любопытно построено повествование, постоянно перескакивающее с одного героя на другого, разветвляясь историями из прошлого и настоящего. Многие из таких отдельных кусочков, весьма органично вплетённых в текст, представляются миниатюрными шедеврами, как то несколько готический рассказ про визит Хэнка в "арбузную столицу США", или смешной фрагмент про купание Леса Гиббонса в реке Ваконда. Истории перемежаются рефлексиями, ритм повествования всё время меняется, в итоге мы имеем восхитительное реалистическое произведение с чрезвычайно мощными, ярко прописанными героями. И ведь семейство Стэмперов должно представляться скорее отрицательными персонажами, из-за их обособленности теряют работу и даже гибнут люди, но демонстрируемая ими целеустремлённость заставляет им сочувствовать. Это второй роман Кизи, написанный сразу после "Над кукушкиным гнездом", и он производит даже большее впечатление, не говоря о том, что стилистически куда мощнее дебюта.

На фоне текста фильм 1971 года с Полом Ньюманом кажется слабым. И не то, чтобы он был плох сам по себе, но все эти истории, детали и рефлексии,  разбросанные по страницам довольно объёмистой книжки, менее чем в двухчасовом фильме спрессовались до практически невидимого состояния. Хотя концовка именно фильма получилась очень эффектной, а вот роман, как показалось, к концу чуть просел.